Загадочная роль «Требовательного чтеца»

Чтение с ручкой в руках

Чтение без “ручки” в руках – пустая трата времени. С этого утверждения хотелось бы начать размышления о том, кто такой требовательный читатель. В школе, университете, дома за чашкой чая, укрывшись одеялом, чтение выглядит одинаково. Чтец скользит глазами по тексту, иногда отводя взгляд в сторону, а затем снова возвращаясь к тексту. Так чтение выглядит не у всех, но у подавляющего большинства.

В школе, получив задание прочесть что-то, дети опускают взгляд в текст и расшифровывают символы на бумаге, превращая их в слова, которые складываются в предложения, а предложения – в абзацы. В университете дело обстоит еще “интереснее”: учащиеся, особенно выпускных курсов, уже забыли, что значит держать ручку в руках, а чтение превратилось в некий “автоматический” процесс распознавания знаков. Подобное чтение – пустое. Чтец редко извлекает что-то из текста, если у него отсутствуют специфические шаблоны мышления и работы с информацией.

Мышление – сложная работа. Совсем недавно студентам выпускного курса института иностранных языков на практике речи я предложил прочесть достаточно интересную статью, написанную на английском языке. Это прекрасная практика для тренировки восприятия академического английского, автор в статье раскрывает любопытный методический аспект, который можно использовать на уроках английского языка. Первый шок у студентов был связан с тем, что читать придется восемь страниц текста1. Ну, эту неприятность они преодолели за двадцать пять минут, что по факту является фантастически долгим временем для этой статьи. Настоящий шок был, когда я их спросил, какой ключевой вывод или предположение делает автор статьи? Ответом была тишина, потерянный взгляд и растерянность. Нехотя, студенты признались, что думать над статьей они и не пытались: им была задача прочесть, вот они и читали, а двадцать пять минут чтения измотали их. Они устали, и оставшийся час от пары были не в состоянии выполнять иную работу, связанную напрямую с прочитанным текстом.

Я перефразирую, чтобы было понятнее: студенты, которые до этого четыре года учились в университете, устали от прочтения восьмистраничной научной статьи, написанной автором более чем доступным языком. После завершения чтения они не смогли сформулировать вывод и предположение, которое сделал автор в статье. Я даже не стал спрашивать дальше, какие практические приемы он предлагал и как их можно адаптировать под среду русской школы или высшего учебного заведения, какая серия упражнений напрашивается и каким способом учащимся может быть “причинена” польза. Четыре года университета, написание рефератов, курсовых, ведение конспектов не научили моих студентов размышлять над прочитанным. А именно размышления и являются самым важным процессом в понимании прочитанного.

Несколько лет назад предметом особой гордости для меня была фраза: “Я читаю от сорока пяти до шестидесяти книг в год”. Сейчас мне это стыдно произносить. Пять, десять, двадцать, хоть сто книг в год – это лишь цифра, которая никак не отражается на человеке. Вместо этого следует задуматься не над количеством, а над результатом. Как тысячи прочитанных страниц повлияли на ежедневную деятельность? Каким образом изменилось поведение? Что я после прочтения книги делаю иначе?

Чем больше усилий прикладывается к тому, чтобы подумать о прочитанном, посмотреть, как новая информация отражается на деятельности, послушать свои эмоции и понаблюдать за собой, тем глубже понимание прочитанного. У нас в книге еще будет отдельный, короткий блок, где я расскажу немного про создание заметок о прочитанном. На мой взгляд, это самый важный момент в осмыслении, но это происходит уже после чтения. Читатель обязан быть требовательным к изучаемому материалу, к себе и выводам, к которым он приходит.

Мортимер Адлер в книге “Как читать книги” отметил, что суть хорошего читателя в том, что он требовательный к себе и изучаемому материалу. Он сфокусирован на том, что делает, задает вопросы и воспринимает чтение как активный, а не пассивный процесс. Пассивность в чтении – это то, что делали мои студенты со статьей: скользили глазами по буквам, не извлекая из этого никакой пользы, только усталость. Скольжение глазами по тексту не подразумевает использование интеллекта для понимания. Чтение – это механика, а размышление – это творчество. Требовательный читатель умело комбинирует механическую работу с творческой.

Требовательность к чтению заключается в привычке осознанного размышления над прочитанным. Размышление – это не сократическая пауза на целый день, когда стоишь и думаешь над десятью словами, а чтение с исключительной концентрацией. Это переход от абзаца к абзацу с сохранением фокуса на проблеме, которую книга призвана решить.

Лицемерие школы, уродующее читательский потенциал

Хороший чтец – это ещё не требовательный. Школа учит ребёнка распознавать буквы, связывать их в слова и делает это через гнетущее обязательство прочесть от корки до корки книги школьной программы. Я могу быть не прав, но именно так это выглядит в глазах человека, который работает большую часть дня среди детей в школе. Однако, если спросить учителя, много ли он прочитал за рамками школьной программы, часто ответ будет или ноль, или близкое к этому значению число.

Давайте оставим за рамками этой книги вопрос о том, как человек, который годами читает одно и то же, может научить других чему-то действительно важному или делиться своими впечатлениями и опытом. Эта практика приводит к тому, что учащиеся читают одни и те же книги, изучают схожие проблемы разных поколений и участвуют в однотипных уроках, лишённых вдохновения и воображения, и берут на себя обязательство прочитать определённую книгу от первой до последней страницы.

Предмет не имеет значения: история, обществознание, литература или география. Учебник, программа, обязательство прочесть от начала до конца, получить список контрольных вопросов, ответить и забыть. Подобная практика приводит к отсутствию какого-либо понимания материала. Подход прочесть от корки до корки сводит на нет ученический потенциал, учащиеся решают не волнующие их проблемы и не приобретают навыка думать над прочитанным. Становятся хорошими чтецами, которые умеют распознать буквы, сложить их в слова и предложения и забыть практически сразу после.

Хороший чтец воспитывается в школе, у него обширный словарный запас, он понимает определения слов, знает, как они используются в разных контекстах. Он читает с целью понять мысли: собственные из личного дневника или кого-то ещё из книги. Идеи передаются через текст, письменно или устно, с видеосопровождением или без, услышали мы их на радио в авто или в ролике в интернете, это всё равно текст, облечённый в форму. Хороший чтец поймёт его без особой сложности, его таким делает широта и глубина словарного запаса по сравнению с просто читателем. Он много читает и расширяет словарный запас, его письмо улучшается, за счёт обогащения новыми словами и оборотами. Хороший чтец ждёт не дождётся следующей книги, потому для него это единственный способ обогатить словарный запас. Совет “просто читать” для чтеца – пустой звук, он и так читает много, единственный путь – это читать больше. Отсюда и получается петля обратной связи: читай больше, чтобы становиться лучше; чем больше ты читаешь, тем больше твой словарный запас; чтобы оставаться чтецом с самым большим словарным запасом, читать нужно ещё больше.

Круг замкнулся. Сорок пять, шестьдесят, сто, триста шестьдесят пять книг в год. Желание читать больше, чтобы быть умнее, прививается в школе, однако умнее нас делает не чтение, а ”нечтение”.

Отравление тяжелыми металлами

Прежде чем перейти к рассуждению о том, кто такой этот “требовательный читатель”, хочу поделиться показательной историей про Древний Рим, систему водоснабжения и падение империи. Тут следует сделать небольшую ремарку: это не более чем теория, которую никак не доказать. Прошу расценивать это как выдумку, аналогию, метафору. Не ищите в ней правды, история является иллюстрацией.

В Древнем Риме строители создали сложную систему водоснабжения. Вода по трубам доставлялась в дома, где образованные жители мегаполиса использовали её для своих нужд: готовили пищу, пили, мылись. Рим того периода был культурным и интеллектуальным центром мира. “Все дороги ведут в Рим2. Существует, на мой взгляд, надуманная ироничная теория, что именно трубы и вода стали причиной падения Рима. Дело в том, что трубы, по которым доставлялась вода, были сделаны из свинца.

С водой в дома доставлялся свинец, тяжёлый металл, а накопленный эффект потребления тяжёлых металлов вызывает отравление. Отравление тяжёлыми металлами имеет серьёзнейшие последствия для психического и физического здоровья, поражая отделы головного мозга. Таким образом, человек становился не только “немощным”, но и глупым, невменяемым.

Сеть водоснабжения Древнего Рима доставляла в дома воду. Нам это кажется чем-то естественным и воспринимается как должное, и мы продолжаем строить сети. Информационные, в том числе, и внутри информационных сетей построили ещё несколько: социальные, профессиональные контакты и многие другие. В Древнем Риме в воде был тяжёлый металл, а в 21 веке мы знаем, как и что с ним делать, какая фильтрация должна быть, чтобы сделать воду безвредной. Но с информацией дело обстоит совсем иначе. Мы ещё не умеем отфильтровывать “отравленную” информацию и делать её безвредной.

Сознание радостно бежит за лайками, сердечками, читает, конечно, “проверенную” информацию из “надёжного” источника, которого чтец никогда ранее не видел. Незаметно для себя мы подменяем сложные мыслительные процессы быстрой реакцией, однострочными предложениями, злостью и ненавистью. Мозгу требуется информация, как телу вода, и он ненавидит противоречия, в которых необходимо разобраться. Время концентрированного усилия сжимается, маразм крепчает, становясь новой нормой и поощряется обществом. Цивилизованный спор гниёт под весом оскорблений, призывов к авторитету и карго-культу.

Возможно, Рим пал не из-за свинцовых труб, но наша культура травится своими же информационными “выделениями”. Требовательный читатель, в отличие от хорошего, который читает больше, предпочитает информационному отравлению нечтение.

НЕчтение требовательного читателя

В какой-то момент избыточная информация становится проблемой, и сознание отравляется. Нерешительность является прямым следствием этого отравления. Для понимания того, как действовать, требуется ровно столько информации, сколько нужно, не больше и не меньше. Если мы утопаем в данных, цифрах, фреймворках, мы банально не знаем, как выбрать; если этих данных недостаточно, то картина противоположная – мы не понимаем, что делать. Обе крайности являются следствием одной и той же причины. Неумение не читать то, что не нужно, и читать то, что на самом деле важно.

Этот принцип хорошо иллюстрируется простой, жизненной ситуацией. Уверен, многие из читающих эту книгу хоть раз переходили улицу на светофоре. Обычно мы проверяем следующее: горит ли красный или зеленый человечек, идут или стоят другие пешеходы, замедляются или ускоряются автомобили. На что мы не обращаем внимание и не берем в расчет при переходе улицы: светло или пасмурно, скользкая дорога или нет (хотя зимой смотрим), что происходит на противоположной стороне дороги, какие марки машин перемещаются по дороге. Мы сознательно исключаем все, что не имеет значения для текущего действия – безопасного перехода дороги.

Главный вопрос, который возникает: сколько, что и как долго нам не следует учитывать, чтобы действовать? Этот же вопрос отлично адаптируется к чтению: сколько мы должны пропустить, чтобы сохранить смысл, понять достаточно глубоко и начать действовать со знанием дела? Требовательный читатель, в отличие от хорошего, прекрасно умеет пропускать все, что не имеет отношения к тому, ради чего он взял в руки книгу3.

Требовательный читатель читает так, как мы переходим улицу: он исключает избыточную информацию, оставляя только то, что важно. Для него в предложениях не существует слов и понятий, только смысл. Возможно, он даже не помнит слов, которые использовал автор. Для него автор прекращает существовать в момент, когда сформирована идея. Да, он помнит, кто ему указал направление, но человек менее важен, чем то, о чем он говорит. Требовательный читатель “забирает” идею, однако оставляет слова, использованные автором для передачи смысла.

Хороший и требовательный читатели оперируют на разных “уровнях текста”. Хорошему читателю не хватает одного шага, чтобы стать требовательным. Объяснение этому феномену кроется в том, как они воспринимают текст.

Путь от неумения читать к требовательному чтению

Этот раздел в некоторой степени повторяет первый. Ту его часть, где мы рассуждали о том, каким образом мы распознаем буквы и расшифровываем смыслы с поверхностей. Хороший читатель прекрасно овладел большинством навыков, описанных Скарбороу (см. № стр.), и научился грамотному чтению, то есть умеет плавно перемещаться по тексту и ориентироваться в нем, возможно, даже понимает идею, передаваемую автором, за рамками написанных слов.

Как мне представляются этапы, которые преодолевают как хороший, так и требовательный чтецы при работе с текстом:

  1. Распознавание букв. И хороший, и требовательный читатели умеют быстро распознавать буквы, написанные разнообразными шрифтами. Они даже могут домыслить пропущенные или нечеткие буквы.
  2. Словообразование. Каждый, кто читает хоть с малой долей плавности, умеет складывать буквы в слова.
  3. Произношение и написание. Сложить слово – это лишь один из этапов; дальше хороший чтец, так же как и требовательный, умеет произносить слово и писать его. Умение написать слово так же важно, как и умение услышать и произнести его – иная модальность одной сущности.
  4. Различие смысла слов и значения словосочетаний. На этом этапе закладывается фундамент, на котором строится словарный запас. Чтецы учатся распознавать и предугадывать значения слов, тренируют лингвистическую догадку, способность понимать значение слов по контексту.
  5. Осознание роли и места каждого слова в предложении. Важно понимать, с какой целью и в каком контексте какое-то слово используется в предложении или серии предложений.
  6. Плетение паутинки идей. Чем больше прочитанных текстов, тем увереннее чувствует себя чтец с незнакомым текстом. Большой словарный запас, умение распознавать незнакомые слова и словосочетания позволяют хорошему и требовательному чтецу сплести крепкую паутину идей, которые выразил автор.

На этом сходство хорошего и требовательного читателя заканчивается. Хорошему не хватает одного маленького шага, чтобы стать требовательным, а именно: перенести сплетенную сетку идей автора на ситуационную модель, то есть за периметр контекста, который описал автор.

Паутинка идей

Идеи извлекаются относительно просто: мы даже можем додумать некоторые части этой идеи. Наш мозг – это компьютер, возможно, наиболее совершенный из существующих на данный момент. Проблема заключается в том, что не все могут использовать его вычислительные мощности. Чтение – это, в том числе, возможность предугадывать каждое следующее слово, а также избегание чрезмерной когнитивной нагрузки, связанной с чтением всех написанных слов.

Дети идут в школу.

Это одно предложение с одной простой идеей. Уважаемый читатель, сможете ли вы сформулировать эту идею одним предложением? Не читайте дальше, пока не запишите эту идею. Посмотрим, насколько она совпадет с тем, что получилось у меня.

Пропуск страницы, чтобы читатель случайно не подглядел.

Всё, что мы будем делать, – это плести паутину идей, которая весьма удаётся хорошему чтецу.

В момент, когда мы увидели слово “школа”, какие ассоциации возникли? Первый учитель, первая школа, первая любовь. Первый урок, который провёл, став учителем. Первая линейка, на которой плакал от понимания, что мама скоро уйдёт. Или плакал от того, что уже ваш ребёнок идёт в первый класс? Слово “школа” имеет гораздо большее значение, чем кажется в момент прочтения. Главная сложность заключается в том, чтобы увидеть идеи, которые передаёт нам автор, и увязать их друг с другом.

В примере выше относительно просто понять, как связано то, что “дети” “идут” в “школу”. У нас имеются ассоциации, образы одного, другого и третьего, мы можем построить некоторую модель этого предложения с максимально доступными ассоциациями. У кого-то ассоциации образуются в зависимости от настроения. Другой обладает развитым логическим мышлением и ассоциирует в соответствии с логикой. Третий мыслит образами, и паутина получается весьма своеобразной. Однако самый интересный вопрос заключается в том, “как мы соединяем идеи”, каким образом ткутся паутины идей и слов.

Существует теория, что мы соединяем слова в соответствии с определённым принципом. Один из них – “схожесть”. В случае со словом “школа”, мы можем использовать его в образовательном контексте и получить некоторую связанную сеть идей: школа – это здание. Школа для детей. Школа – безопасное место. Школа – это хорошо. Совсем иная паутина выйдет, если связывать будем в соответствии со свойствами. Школа – это здание. Университет – это здание. Жилые дома – это здания. Здания – места, где учатся люди.

Когда текст написан, автор сигнализирует читателю, что будет дальше. Для этого используются ключевые слова. Вернитесь в начало этого раздела и посмотрите на слова, которые выделены в тексте: которые, кого-то, другой, третий, однако, один из, иной. Если ещё раз прочесть текст, обращая внимание на эти слова, то можно безошибочно догадаться, где у меня будет пояснение, где перечисление, а где противоречие.

Хороший читатель относительно легко может сплести подобные паутины, однако то, что ему даётся тяжело – это заглянуть за рамки сплетённой паутины. Чтение очень похоже на рисование по точкам: до определённого момента мы понимаем, как одна точка связана с другой, но картина целиком предстаёт перед нами, когда все точки соединены. Требовательный читатель умеет видеть картину без необходимости рисовать лишние линии и чрезмерной когнитивной нагрузки. Для него картина – это не паутина идей, а ситуация, в которой он находится. Требовательному читателю важно понять, как картина, на которую он смотрит, соотносится с тем, что он делает, и какое влияние она оказывает на повседневную деятельность.

Требовательный читатель, в отличие от хорошего, не видит паутины идей, ему предстаёт перед глазами ситуация, контекст, в котором он находится в каждый конкретный момент времени. Для него всё, что не относится к деятельности, не имеет ценности и поэтому беспощадно упраздняется. Если в его ситуации не имеет значения, идут или едут дети в школу, он не обратит внимания на это. Ему важна ситуация, что дети учатся чему-то, а где и как – второстепенно. Если ещё проще, то требовательному читателю важна максимально простая идея, которая имеет отношение к текущей деятельности.

Именно этот подход помогает избегать лишнего чтения, понимать глубоко изученное, сохранять смысл без лишних деталей, и вычленять ключевую в текущей деятельности идею без необходимости вдаваться в несущественные детали. Требовательный читатель весьма точно может определить место и роль книги среди прочих, понимает, какая именно идея необходима в разных ситуациях, а также представляет, как идеи из разных книг связаны друг с другом и каким образом дополняют друг друга.

Иными словами, требовательный читатель — это библиотекарь, который не прочел все книги в своей библиотеке, но точно знает, в какую секцию обратиться, чтобы получить желаемый результат наиболее быстро и качественно.

Стань библиотекарем

Если выбирать девиз требовательного читателя, то “стань библиотекарем” будет как нельзя лучше описывать его подход к чтению. Требовательный читатель выбирает не то, что ему следует прочесть, а то, что ему следует не читать. Не читает он значительно больше, чем читает. На первом плане у него стоит не потребление информации, а нечто совсем другое, того чего не хватает хорошему читателю, чья цель — просто читать больше. Время, которое освобождается от “нечтения”, требовательный читатель перенаправляет на обдумывание того, что он все же решил прочесть.

Научиться читать важно, но не для того, чтобы вгружать в себя тысячи страниц чьего-то текста, а чтобы улучшать свое мышление. Расскажу небольшую историю про молодых ученых, чья, казалось бы, единственная задача – думать. В 2023 году, в начале учебного года, меня пригласили провести серию воркшопов для молодых ученых, аспирантов, студентов выпускных курсов магистратуры. Эти ученые работают над некоторыми “щекотливыми” разработками. Передо мной стояла одна задача: научить их читать, как это делает требовательный чтец. Структура воркшопа – это шесть трехчасовых занятий, где участники учатся “нечитать” книги, картировать знание, строить концептуальные и мыслительные схемы, реверсинжинирить текст, спорить с автором и писать небольшие заметки.

Меня студенты не знают, не понимают, чему я их собираюсь учить. Они лишь примерно представляют, что пришли учиться читать и перерабатывать информацию, но не более того. Так как они молодые ученые, то я решил немного разогреть их мозг и создать парадокс, а именно спросил, с чего начинается любая интеллектуальная деятельность: научная, академическая или профессиональная. Их ответ, ожидаемо, был – с того, чтобы думать. В этот момент я им предложил “подумать”, а сам замолчал на пару минут. Когда неловкую тишину терпеть было невозможно, кто-то из ученых предложил другой вариант: что думать нужно о чем-то, а это что-то нужно наблюдать сначала. Я ему ответил, что, конечно, он прав и что да, нужно наблюдать. Поэтому предложил ученым, студентам и аспирантам наблюдать. В этот раз тишина длилась значительно меньше, и одна весьма смекалистая дама сказала, что для наблюдения нужно знать, за чем наблюдать.

Верно, говорю, нужно знать, за чем наблюдать. Мы не Фарадеи, чтобы одним наблюдением за пламенем свечи вывести теорию. Нам нужно нечто другое. Что именно? Аудитория поразмышляла между собой секунд тридцать и сказала, что с постановки цели деятельности, поиска источников, чтения, а уже потом обдумывания и наблюдения. Верно говорю я. Сначала поиск, фильтрация и изучение. То есть всякая интеллектуальная деятельность начинается с изучения текста, который может содержать формулы, изображения, слова (иногда на иностранном языке).

Требовательный читатель “нечитает” много и много думает над тем, что он все-таки прочел. Ему важно не научиться читать еще больше, а научиться манипулировать и играть с идеями. Создавать уместные и необычные решения из очевидных вещей и феноменов, через комбинирование и перемешивание концепций. “Нечтение” – это процесс жонглирования идеями и мыслями, автора, своими или случайными. Ключевая идея, которой руководствуется требовательный читатель при работе с любым текстом, звучит так:

Чтец, который уткнулся в одну книгу, предает культуру создания знания, а, возможно, и культуру чтения.

С высоты птичьего полета

Объем текста, который нас окружает, пугающе огромен, но еще сильнее нас пугает то, с какой скоростью мы его производим4. Количество книг, статей, постов в социальных сетях, которые нам кажутся любопытными, бесконечно. Прочесть и изучить то, что уже существует, просто невозможно, а возможно, не хватит и сотни жизней. Вместо того чтобы прочесть одну книгу, требовательный читатель предпочитает “нечитать” десять книг.

Нечтение требовательного читателя заключается в изучении более чем одной публикации по интересующей его теме. Он уделяет меньше энергии и сил детальному изучению одной книги или публикации, вместо этого изучает менее детально несколько. Результатом такой работы становится значительно более обширное представление изучаемой области. Да, детали и нюансы на большом отдалении сложно увидеть, однако взгляд с высоты птичьего полета позволяет выбрать те области, которые имеют значение.

Чтение – это процесс, который требует времени и усилий. Для культивации знаний и конструирования понимания в чтении каждой страницы книги нет никакого смысла, только разве что успокоить синдром упущенной выгоды. Требовательный читатель признал, что всего в мельчайших деталях изучить он не сможет, прочесть то, что необходимо изучить детально, невозможно. Вместо этого он имеет в распоряжении несколько стратегий чтения, которые адаптирует по ситуации и в соответствии с задачами. Скимминг для быстрого изучения и выбора того, что требует детального исследования. Поиск чтобы найти специфическую информацию. Анализ чтобы деконструировать сложные тексты. Спор для проверки собственного мнения в ходе “обстукивания” своих мыслей об идеи признанного авторитета в исследуемой области. Развлечение, обычно это связано с чтением художественной прозы или интересной научно-популярной книги, неспешное и комфортное времяпровождение.

Требовательный читатель стремится к исчерпывающему пониманию, а не к коллекционированию фрагментарных знаний. Одна книга, предположим о том, как читать книги, например, Сергея Иннокентьевича Поварнина – это один взгляд на то, как следует работать с текстом. Книга с таким же названием Мортимера Адлера предлагает немного иной взгляд. Эта книга предлагает третий, специфический. Комбинация идей из трех книг про чтение открывает перед требовательным читателем многоуровневое понимание принципов, заложенных в процесс декодирования символов с поверхностей. В то время как хороший читатель будет читать медленно и вдумчиво, требовательный читатель стремительно нечитает большую часть книг, но рисует для себя исследовательскую карту, картирует область незнания и готовится детально исследовать то, что ему интересно.

Артемий Лебедев, в 2010 году поведал интернету о методе прогрессивного джипега5. Принцип прост: в любой момент времени проект готов на 100%, однако то, насколько проработаны детали, может варьироваться от нескольких процентов до полной готовности. Этот же метод работает и с изучением чего-то нового. Требовательный читатель тратит на изучение трех книг столько же ресурсов и сил, сколько хороший читатель на изучение одной книги, но при этом результатом становится значительно более глубокое понимание изученного. Какие-то аспекты проработаны не очень глубоко, другие — досконально, но общее представление гораздо шире, чем у хорошего читателя, изучившего лишь одну книгу.

Желание требовательного читателя понять позволяет ему отойти от одной книги, одного источника. Вместо этого он изучает несколько, посмотрев на явление с разных сторон и увидев то, что написано авторами между строк. А если какой-то аспект явления интересен больше остальных, он немедленно изучает именно его.

Несколько изученных книг открывают требовательному читателю взгляд с высоты птичьего полета, карту изучаемой местности. Он видит значительно больше связей и то, как изучаемое явление функционирует в совокупности явлений. Требовательный читатель сознательно отдаляется от одной книги и приближается к группе книг. Внимательно изучает не изолированную идею, а связь идей друг с другом. Пытается понять, как книги связаны друг с другом, каким образом переплетены идеи внутри одной книги и связаны с идеями из других. Подход “нечитать” значительно более ценен, чем доскональное изучение одной книги. В результате мы поймем больше, чем может предложить одна, досконально изученная книга.


Список литературы

1. 1. Yo H. Shadowing. What is it? Hot to use it? Where will it go? 2018. № 3 (50). C. 386–393.
2. “Все дороги ведут в Рим” имеет несколько другое значение. Дело в том, что Римская империя была известна всему миру своей системой дорог, который связывали дальние уголки империи с центром. Это было, в первую очередь необходимо, для логистики армии. У фразы буквальное значение. Мое использование метафорическое.
3. С какой целью требовательный читатель берет в руки книгу, мы рассмотрим немного позднее, когда будем размышлять о процессе подготовки к чтению.
4. 1. Data Never Sleeps 10.0 | Domo [Электронный ресурс]. URL: https://www.domo.com/data-never-sleeps (дата обращения: 11.09.2023).
5. 1. Лебедев А. § 167. Метод прогрессивного джипега [Электронный ресурс]. URL: https://www.artlebedev.ru/kovodstvo/sections/167/ (дата обращения: 06.01.2024).

2 комментария

  1. Заметил за собой, что хорошая идея писать во время чтения, надо попробовать. Потом поймал себя на мысли, что я уже это делаю, просто на полях пишу совсем мало, а информацию которую могу использовать кидаю в инбокс туду листа и там уже обрабатываю. Поэтому решил эту статью прочитать именно с ручкой и писать все где задумываюсь и приходят мысли, что-то так же кидать в инбокс.

    Из интересных мыслей подчеркнул, что есть идеи, которые вообще напрямую не связаны с текстом. Они совсем про другое. Я так полагаю, что это связи как в obsidian. То есть через несколько мыслей к идеи приходишь, но так сразу не видно и близко связи.

    Ещё в данный момент придерживаюсь идеи, что книга частично нужна чтобы «подумать об книгу». То есть чтобы включить мозг, спросить его что ты думаешь об этой большой теме? Только про обязанности, быт, рутину мы сейчас не думаем, мы же читаем. И это даёт свободу мозгу в этой теме. Убираем лишние темы, но оставляем вот эту главную. Конечно, в книгах бывает и новая информация или информация, которую дали под другим соусом, но думаю в наше время ее не так и много (могу ошибаться). (Это не про теоретические книги. Не про справочник по матану или учебник по физике)

    Ещё мне понравилась идея «книги для решения проблемы», то есть если книга не решает проблему, то она и не нужна. (Я так понял эту мысль, если это неверная интерпретация, буду рад если меня поправят) Для себя я ее обобщил до «информация для решения проблемы»

    Остальные заметки необходимы были, чтобы лучше понять текст (я их так интерпретирую)

    1. Вот эта мысль на самом деле не в полной мере правда.

      >> «Ещё мне понравилась идея «книги для решения проблемы», то есть если книга не решает проблему, то она и не нужна. (Я так понял эту мысль, если это неверная интерпретация, буду рад если меня поправят) Для себя я ее обобщил до «информация для решения проблемы»»

      Мы иногда читаем просто так, иначе бы не придумал художественную прозу. Прочитайте этот раздел, чтобы понять о чем говорю: https://rustamagamaliev.ru/?p=2477

      Существует 4 подтипа чтения: для образования, для просвещения, для развлечения и чтение философии. У каждого своя цель и задача.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *